?

Log in

No account? Create an account

На прощание

Раскатами цикад,
Османтусовой сладостью,
Паутиной зелени,
Горными изгибами
Ты всегда будешь живым
Внутри меня,
Город-наваждение.
Мне не грустно прощаться
С полюбившимся местом,
Впереди ждет другое,
Которое предстоит полюбить.

龙井茶 и лаоваи

В начале апреля чайные кусты на ханчжоуских плантациях покрываются свежими зелеными листочками, которые вскоре становятся знаменитым чаем лунцзин 龙井 "колодец дракона".
Как это происходит?
Очень просто. мы попробовали)



чуть большеCollapse )

老师

Живая, свежая, новая ворвалась в пространство класса, как звонкий ручей. Стала рассказывать про литературу, про себя, про наши занятия. Увлекла за собой, дала свободу желать и интересоваться, прочитала мои мысли... "Да, именно этого я хочу, именно это мне интересно!" - молча кричала я, улыбаясь и не отводя от нее взгляда. Читать самых интересных писателей 20 века, говорить о них, о содержании их творений; узнавать то, что снаружи, и обсуждать то, что внутри. Неужели то, что вертится в голове, наконец обретет стройную форму?
Она светилась, и хотелось как бабочке лететь на этот свет.

Наш будущий классный руководитель оказался гигантским человечищем в прямом смысле этого слова. Таких китайцев я еще не видела. Человечище с лихвой заполнял  все не занятое нами 8ю пространство, не только своей энергией, но и своим объемом. Урок он ставил как режиссер - пьесу, с нами в главных ролях, к каждому протаптывая свою тропинку. И сам с удовольствием выходил на сцену. На самом деле, он-то и был главным героем этой постановки. Тонкими движениями глаз, пальцев и его могучих связок он создавал между нами невидимые нити и дергал за них в нужный момент, уверенными движениями проникал к нам под кожу и извлекал из нас невиданные звуки. Непривычно, и кому-то, наверное, не очень приятно. Но завораживающе.

Он пахнет порохом и весной.

В ночь на первое число первого лунного месяца над Ханчжоу стоял дым и полыхало зарево грохочущих огней. Пальба не смолкала уже второй день. Это вовсе не война, это к нам пришла весна! И злых духов распугали, и глаз салютами ублажили. А главное, радостно встретили главный праздник в году – начало Новой Весны. Семьи воссоединились у телевизоров, столы наполнились всякой всячиной вроде черепаховых супов, утиных голов, самодельных пельменей…
А тем временем на вишневых деревьях распустилась первая россыпь цветов, обласканная теплым ветром…

*******

Тихая радость опустилась на Ханчжоу. убаюкала, укрыла южный город влажной пеленой. очертила белым изгибы ветвей, коньки крыш, коленца бамбука. Удивленные зонтики рассыпались по улицам. Недоумение сменилось смехом, разлетелось снежками, счищенными с капотов машин, с зеленой травы... Не-обычная, Чудо-носная непогода накрыла Хан-град, чтобы через пару дней исчезнуть без следа и, возможно, не вернуться. чтобы стать для кого-то первым снегом в жизни.



Зима забрела к нам случайно, понарошку, дунула сурово, оглянулась по-хозяйски, сверкнула сосулькой на солнце. но тут же опомнилась, усмехнувшись, уступила южному солнцу и ушла, поскрипывая и позвякивая в свои владения.



Красота в картинкахCollapse )

Dec. 2nd, 2010



О чем молчит Озеро? о каких людях, о каких временах.. сколько тайн впитала вода..
века, накопленные под слоем вод, взрезаны шершавыми телами деревянных лодок.. и в воздухе разносятся всплески прошлого. если долго смотреть на воду, можно разглядеть смутные отражения тех времен. и даже стать их частью.

Неоновые огни пагод и гудки электроскутеров на секунду спугнут наваждение. но оно вернется..

Шанхай

А старый Шанхай жив. и на удивление хорош!

Альбом: Шанхай. Удивительные контрасты

по улочкам..Collapse )

Мне нравится

Мои поиски адекватных и интересных китайцев продолжаются.
Другой вопрос, в том ли направлении я смотрю?
Лаобайсины и интеллигенция отличаются как небо и земля, однако и в университетских преподавателях частенько утыкаешься в зацикленность и ограниченность. опьяненность правилами, ограничениями и идеологией. то же касается и замороченных учебой студентов-аспирантов.
Тем не менее.
Мне нравятся знакомые китаянки-аспирантки за их искреннюю помощь мне и чувство юмора.
Мне нравится наша преподавательница по китайскому за терпение, мягкость, тщательность и потому, что у нее есть сын.
Мне нравится девушка-преподаватель по китайскому кинематографу за то, что спокойно говорит о политической цензуре в кино, и потому что она знает и любит Су Туна и Юй Хуа.
Мне нравится преподаватель по китайской живописи за открытость, внимательность и потому, что у него рюкзак Quechua.

Су Тун "Бину"


Каково расстояние между русским читателем и китайской прозой?

А между современным автором и историей девушки, жившей несколько тысяч лет назад?
Ближе, чем кажется.
В этом можно убедиться, познакомившись с творчеством одного из мастеров китайского слова, Су Туна. Первые же его произведения («Побег 1934 года», «Рис», «Жены и наложницы»), написанные в конце 80-х – начале 90-х гг., отличаются своеобразием стиля и языка. Интерес к истории реальной сплетается в его творчестве с собственным видением и конструированием исторического процесса, а южные корни писателя прорастают в произведениях необычными магическими элементами и обращениями к местной мифологии. Герои у Су Туна выписаны удивительно психологично, особенно тонко он ощущает женскую душу и умеет прислушаться к ее заботам и невзгодам. Так в 2006 году на свет рождается роман «Бину». По инициативе международного издательского проекта «Мифы» писатель берется за воссоздание древней китайской легенды о Мэн Цзян-нюй. В своем романе он сквозь века протягивает руку главной героине легенды, чтобы оживить ее и наделить индивидуальностью. Мэн Цзян-нюй стала известна в Китае еще 2 тысячи лет тому назад благодаря своей преданной любви к мужу и тому, как она разрушила слезами Великую стену, возводимую императором Цинь Шихуаном. Предание так и осталось бы среди записей китайского фольклора и мифологии, если бы не творческий подход Су Туна, который перенес действие в роман. А это уже само по себе интересно, так как, надо признать, такой подход характерен скорее для европейского, а не для китайского автора. Су Тун нарекает свою главную героиню Бину и, сохраняя все сюжетные узлы легенды, ведет долгими причудливыми лабиринтами своей фантазии. Сюжет, с детства знакомый каждому китайцу, обрастает новыми героями и деталями. Вместо интриги внимание переносится на изящество языка и стиля. Атмосфера обыденности чудес в романе – не что иное как след «магического реализма» с его интересом к мифологическому видению мира. Су Тун с одной стороны идет за латиноамериканскими писателями, с другой – следует своим особым путем, которым наделила его родная страна с еще живой мифологической традицией. При этом мифологическое видение в романе сосуществует с психологическим авторским подходом. Су Тун интересуется не только народным мироощущением, но и женской судьбой, чистой душой простой девушки. Интересуется не как наблюдатель, а как непосредственный участник, интуитивно вживаясь, ощущая, сопереживая. Предлагая и читателю проникнуться симпатией к этой невероятной девушке, жившей 2 тысячи лет назад.

 

Читать первую главу...Collapse )